#6 Ольга Райнхолдт - Как оценить творчество и обязательно ли самореализация должна приносить деньги

подкаст Artcoin
Гость выпуска
Ольга Райнхолдт
коуч самореализации и личного брендинга
Как оценить творчество и обязательно ли самореализация должна приносить деньги
темы подкаста
1
Мы путаем творчество и искусство
В искусстве часто творчества нет. Есть техника, есть метод, есть ремесло, есть стандарты и требования. Оркестровый музыкант выходит выступать, так ли уж в его выступлении творчества? Там больше навыка. И искусство как навык очень помогает творчеству!
2
Творчество - это создание чего-то нового
Но не значит, что всегда с нуля. Мы всегда стоим на плечах предыдущего опыта.
3
Даже самый успешный человек без самореализации - не счастлив
Независимо от того, насколько человек условно успешен, насколько он соблюдает какие-то свои и чужие убеждения об успехе. В определенном возрасте у него все равно начинается кризис, который он не может объяснить. У меня все хорошо, а мне не хорошо. Потому что человек не реализовывается.
Самореализация – это реализация какого-то качества, которое в человеке заложено изначально. Изначально это качество имеет социальную ценность, генетически мы не можем унаследовать качества, которые не имеют ценности для других людей. Эволюционный отбор проходят только те качества, которые для социума полезны. Вопрос в том, как в новом контексте эти качества сделать полезными. Сейчас все очень сильно меняется.
4
Идти по чужой колее о 30 - нормально
В этот период мы созреваем. И пока мы созреваем нам важно следовать следами более сильных и уже созревших. Мы бы не выжили, если бы с 5 лет искали самореализацию и не слушали родителей. Поэтому за плечами всегда есть какая-то работа в найме, даже если это фриланс.
В работе в найме оплата называется компенсацией. Ведь ты занимаешься тем, что мучаешься и делаешь не то, что хочешь. Когда мы работаем на себя, мы продолжаем так думать, но в работе на себя мы даём своему клиенту какую-то ценность, а оценивать ее продолжаем в парадигме компенсации. Достаточно ли я намучился, чтобы мне заплатили 100 рублей? А если я вообще не мучился, за что мне платят 100 рублей? Клиент же оценивает пользу, которую он получил, а не степень вашего мучения, на нее ему наплевать. И кстати, в творчестве обычно, если автор мучается, то это сказывается на результате. Поэтому здесь обратная зависимость.
5
Искусство - это индустрия
Если ты художник и выходишь на профессиональный уровень, то твоя задача — зарабатывать деньги искусством. И в индустрии живописи есть определенные правила и ценообразование. Естественно, здесь ценность картины никогда не объективна. Она заключается в личном бренде художника, и в том, насколько этот художник популярен, какие ассоциации он несет. Ты в индустрии и либо играешь по ее правилам, либо нарушаешь их, но зная их.
Советы Ольги новичкам:
  1. Не начинайте сразу свое дело, сначала поработайте в найме и научитесь своему ремеслу.
  2. Самореализация не должна приносить деньги, она может остаться хобби и приносить самоудовлетворение.
  3. Если вы хотите зарабатывать на творчестве деньги, то играйте по правилам индустрии.
А для тех, кто любит читать, ниже полный текст выпуска.

Анна: Всем привет! Меня зовут Анна Лобанова и это 6 эфир онлайн-проекта для творческих людей Artcoin. Сегодня у нас в гостях коуч самореализации и личного брендинга Ольга Райнхолдт. Мы поговорим о том, обязательно ли самореализация должна приносить деньги и как оценить правильно свое творчество. Давайте определимся, что значит творчество и самореализация?

Ольга: Хороший вопрос и действительно лучше с этими понятиями определиться, потому что они воспринимаются по-разному. Самая большая проблема, когда мы говорим о заработке в творчестве и о самореализации. И самый, наверное, простой конфликт это оппозиция: либо выражать себя творчеством и самореализовываться, либо заколачивать деньги. Естественно, все не так просто на самом деле. Этот конфликт, он часто возникает из-за того, что спутаны понятия.
Мы путаем творчество и искусство, а это очень разные вещи. И люди, которые искусством занимаются профессионально или в какой-то степени профессионально, или хотя бы обучались в музыкальных школах или художественных школах, могут очень легко об этом рассказать. У меня вот муж, например, искусствовед по образованию, у него магистратура даже будет по искусствоведению. И это не всегда творчество, так как в искусстве очень часто творчества нет. Есть техника, есть метод, есть ремесло, есть стандарты, есть требования и т.д. Оркестровый музыкант выходит выступать, так ли уж там много творчества? Там больше навыка.
При этом искусство как навык помогает творчеству. Когда ты владеешь гитарой, ты можешь создать что-то новое, ты можешь создать произведение. Творчество - это создание того, чего нет, создание нового, того, чего еще не было.
Причем это не обязательно создание чего-то с нуля. Как Эйнштейн говорил: «Я стою на плече гигантов». И еще мне нравится высказывание: «Не путайте свою некомпетентность с креативностью». И это одна из причин, почему возникает проблема: я не могу заработать своим творчеством. Если мы путаем креативность с некомпетентностью, то очень легко объяснить, почему я не могу заработать. Для того, чтобы творить нужно стоять на плечах гигантов. Что это значит? Это значит сначала научиться тому, что уже создали до тебя. И только тогда ты уже можешь творить. Ты можешь быть некомпетентным музыкантом, ты можешь говорить, что я творческий и создавать какую-то какофонию звуков, которая никому не нужна, и за которую никто не будет платить. Ты можешь быть музыкантом и пилить то, чему тебя научили день ото дня в ресторане одну и ту же музыку. Ты можешь быть музыкантом творческим, но владеть при этом гаммами и музыкальной грамотностью. И благодаря этому, ты можешь добавить что-то свое. Ты можешь создать то, чего не было.
Что касается самореализации, я работаю с ней постоянно. Основной фундаментальный запрос, с которым ко мне приходит клиент, в результате сводится к самореализации. Потому что если человек не находит своей самореализации в определенном возрасте, то наступает кризис. Независимо от того, насколько человек условно успешен, насколько он соблюдает какие-то свои и чужие убеждения об успехе. У него все равно кризис, который он не может объяснить. У меня все хорошо, а мне не хорошо. Потому что человек не реализовывается. Самореализацию очень часто путают с индустрией.
Мы все рождаемся с какими-то заведомо заложенными в нас качествами, чертами, свойствами. То есть с одной стороны пластичность мозга велика во фронтальных частях головного мозга. Это те части, которые отвечают за аналитический, логический и когнитивную сферу человека. Мораль, сила воли – это то, за что отвечает фронтальная часть головного мозга, пластична. Там связь нейронов меняется, и там ничего изначально не заложено, эти вещи свободны от генетической информации. Не полностью, но здесь очень много пластичности. А то, что нами управляет – это сложная нервная система всего тела, которая распространяется по всему телу и не ограничивается мозгом. И вот она-то имеет очень мощную генетическую информацию, она-то диктует определенные навыки, свойства, качества человека, которые требуют реализации. Недавно было даже доказано, что человек рождается с отростками нейронов, которые называются дендридами. Нейроны - это такие звездочки, которые друг с другом соприкасаются, возникает связь и таким образом возникает нейронная сеть, которая в свою очередь диктует действия, поведение и движения. Вот эти дендриды имеются в зародыше у нас уже. То есть если дендридов в нейроне нет, то он не отрастет. Если его не культивировать, он тоже не отрастет. Поэтому это и природа, и культивирование какого-то определенного навыка.
Самореализация – это реализация какого-то качества, которое в человеке заложено изначально. Изначально это качество имеет социальную ценность, генетически мы не можем унаследовать качества, которые не имеют ценности для других людей. Эволюционный отбор проходят только те качества, которые для социума полезны. Вопрос в том, как в новом контексте эти качества сделать полезными. Сейчас все очень сильно меняется. Через то, что ты орешь на подчиненных, или через то, что ты невероятно активен в работе, или через то, что ты отстаиваешь какие-то адекватные контексту ценности. А если человек пытается сделать из себя мягкого и податливого, он будет не реализован. Если человек эту агрессию проявляет даже в социально неприемлемом виде, то в нашем примере – орет на своих подчиненных. Он реализуется, ему хорошо от того, что он наорал, честно говоря. А не нравятся ему последствия. И тогда начинается другая проблема: быть собой или подстраиваться под общество, реализовать себя или зарабатывать деньги. Но ведь это просто неадекватная реализация своих естественных качеств. Надо сказать, что человек, который на свое естественное забивает, даже если он получает впоследствии какие-то социальные плюшки, менее счастлив, чем человек, который получает по башке, но реализует. Это не призыв ни в коем случае. Если человек видит в себе это качество и применяет его в качестве активного руководителя, который ярко отстаивает позиции своей компании и за счёт этого делает компанию успешной. Он реализовался и получил социальные плюшки, потому что нашел естественную и адекватную реализацию.
Но если мы работаем в офисе ради безопасности, то преследуя самореализацию, мы ее теряем. Потому что менять сферу деятельности – это еще не самореализация. Вот у меня, например, естественное свойство - бунтарь, то есть я не принимаю систему. Мне поэтому очень плохо было работать в офисе. Подчинение для меня плохо, даже если мне за это платят. В контексте, где требуется подчинение и за это платят, выражение бунта - это плохо, но меня удовлетворяет. А если найти адекватное выражение, то для меня самореализация - это найти вот это место бунта. Не бунт ради бунта, а видение ситуации вне догм и вне системы, чтобы людям было от этого полезно. Когда помогаешь людям увидеть, что проблема не решается, потому что есть набор догм, по которым человек ходит кругами. Ты его вытаскиваешь из этой коробочки, показываешь ему этот замкнутый круг, из которого надо выйти, чтобы получить то, что ты хочешь. Но что здесь важно, мне не нужно идти в коучи, чтобы это реализовывать. И если я это в себе не найду, то мой бунт и там будет мешать, точно также как он мешал в офисе. Точно также в офисе можно реализовать видение с другой стороны, умея коммуницировать. То есть самореализация - это нахождение естественного качества, которое требует выход. В большинстве условий находить точку своей самореализации можно практически в любой деятельности, и это ни в коем случае не деятельность.
Хотя как правило, человек уже в своем профессиональном попадает туда, где эта самореализация возможна. Не случайно. Исключение составляют жесткая диктатура, если в семье жесткая диктатура, человек может вообще не своей жизнью жить. Но это редкий случай. Чаще там начинается конфликт, и проблемы в конфликте, а не в самореализации.

Анна: Творцам сложно назвать цену за свою работу. Почему это происходит, и с чем это связано?

Ольга: Когда человек переходит с работы на кого-то в свою творческую деятельность, у него за плечами что-то есть. В странах СНГ очень редки случаи, когда человек может быть всю жизнь в искусстве. И человеку до 30 лет находиться в общей толпе нормально: работать в офисе, ходить в школу и университет, получать свои пятёрки. По проторенной колее идти - это нормально для человека до 30. Потому что мы созреваем. И пока мы созреваем нам важно следовать следами более сильных и уже созревших. Мы бы не выжили, если бы с 5 лет искали самореализацию и не слушали родителей. Поэтому за плечами всегда есть какая-то работа в найме, даже если это фриланс. А что характерно для работы в найме? В работе в найме оплата называется компенсацией. Компенсация того, что 8-10-12 часов в день ты проводишь, занимаясь тем, чем ты не выбирал заниматься, чем ты не хочешь заниматься. Ты мучаешься ответственно, иногда тебе это даже нравится. Но будь у тебя свободный выбор и будь у тебя неограниченное количество денег, ты бы это не делал. Когда мы работаем на себя, мы продолжаем так думать, но в работе на себя мы даём своему клиенту какую-то ценность, а оценивать ее продолжаем в парадигме компенсации. То есть не какую ценность и пользу получил человек, а как сильно я намучился, пока это создавал. Другая проблема в значении цены в том, что бизнес - это игра, у которой свои правила, и многие не владеют фундаментом маркетинга, маркетинговых исследований, понимания рынка. Маркетинга не в плане продвижения продуктов, как это сейчас называется. Маркетинг - это вообще-то исследование рынка. Способностью исследовать свой рынок владеют единицы из людей, которые переходят на свободные хлеба.
В ценообразовании два вопроса: объективный - это цены на рынке, платежеспособность, процент платежеспособных людей твоей целевой аудитории, рентабельность и бизнес-экономика. Ей не владеют - это одна из причин, которая легко устраняема. Вторая причина - это ментальность, когда мы продолжаем подсознательно оценивать свои услуги в парадигме компенсации. Достаточно ли я намучился, чтобы мне заплатили 100 рублей? А если я вообще не мучился, за что мне платят 100 рублей? Клиент же оценивает пользу, которую он получил, а не степень вашего мучения, на нее ему наплевать. И кстати, в творчестве обычно, если автор мучается, то это сказывается на результате. Поэтому здесь обратная зависимость в итоге.
Если у тебя достаточно компетенции, тебе достаточно легко это делать, если у тебя поток, тебе интересно, ты не мучаешься, ты можешь создать что-то невероятно ценное, за которое готовы заплатить. Но тогда у человека проблема в том, чтобы назначить цену и взять деньги. Преодолевается это тем, что если продукт достаточно хорош, то его не спрашивают, хочет ли он брать деньги или нет, ему их просто дают. Такое тоже бывает.

Анна: А как все же оценить ценность своей картины художнику?

Ольга: Здесь уже есть индустрия. Важно помнить, что если ты художник и выходишь на профессиональный уровень, то твоя задача — искусством зарабатывать деньги искусством. А в индустрии живописи есть определенные правила и ценообразование. Естественно, здесь ценность картины никогда не объективна. Ценность картины художника заключается больше всего в личном бренде художника, и в том, насколько этот художник популярен, какие ассоциации он несет. Ты уже в индустрии и либо играешь по ее правилам, либо нарушаешь их, но зная их. Ты можешь выйти и сказать: «Моя картина стоит пятьсот тысяч долларов». И возможно, если бы ты сказал: «Она стоит 50 рублей», — сказали бы: «Фу». А ты пятьсот тысяч долларов назвал, и сразу стали искать, что же там стоит пятьсот тысяч долларов, и найдут, если правильно это предложить.
Человек нарушил правила рынка, но это надо уметь делать. А для этого надо эти правила сначала знать. Это надо смелость и талант иметь. Причем непросто с ним родиться, но еще и его культивировать. Либо восстанавливать, если он был когда-то забит, как правило, так и бывает. Мы свои таланты, как правило, восстанавливаем. Незабитых талантов почти не бывает.

Анна: А если у творца проблема именно в уверенности в себе и забитых талантов. Чем ему можно помочь, что делать?

Ольга: Это психотерапия в любом случае. Психотерапия – это излечение каких-то психологических состояний и устранение компенсационных механизмов. Они в детстве создаются, развиваются, накладываются и в какой-то момент больше мешают, чем помогают. И уговорить себя «я ценный», если химия твоего тела удерживает состояние «давай спрячемся под камень, там безопасно» - бесполезно. Физиология всегда сильнее фронтальной части головного мозга. Поэтому уговаривание, а этим в основном и занимаются – штука довольно бесполезная. Когда уговоренный человек, который убедил себя, что «я ценен», со всей сохраненной компенсационной машиной обесценивания себя. Обесценивание себя в данном случае субъективно воспринимается как условие для выживания, поэтому просто так оно не уйдет. Выпячивать себя - опасно для выживания, прятаться – это условие для выживания. Если со всей этой компенсационной машиной человек убедит себя, что «я ценный» и начнет, доказывать это другим, то, что мы видим на поверхности: через посты, через то, как он выглядит, через то, как он себя ведет, как он относится к другим - довольно неприятно. Очень многие люди владеют своим делом настолько, что не воспринимают это как нечто особенное. И именно за счет этого они этим делом так хорошо владеют, потому что для них это естественная штука. «Да, я это умею делать, у меня это хорошо, наверное, получается». Он не оценивает, как у него это получается, он просто делает это. При этом другим это кажется, что это очень круто, и здесь тебе надо выпячиваться. А выпячиваться такие люди не могут, более того они теряют свой шарм. Они теряют свою способность именно вовлечься в процесс и создать качественный продукт, если силой воли пытаются заставить себя выпячиваться, доказывают свою ценность. Очень часто ценность как раз в том, что человек довольно скромен. Малькольм Глетвот - очень популярный автор. У него твиттер подписан так: худенький парнишка с кудрявыми волосами. Он так себя описывает, он так себя позиционирует. Это очень яркий пример, он уводит он свой фокус в то, чтобы исследовать и создавать качественные книги, оно тянет все остальное. Ему не надо никому доказывать, что он - крутой автор. Его книги читают, издают, потому что он в них вложился, он в них поставил основной фокус.
Если человеку не свойственно выпячиваться, если он не нарцисс и не экстраверт. Экстраверт – более здоровая психика, нарцисс – это уже патология. А сейчас, так называемую самоценность творческого человека очень часто путают с проявленным нарциссизмом, доминирующим в соцсетях, в частности, в Инстаграме. То есть если ты не ведешь себя как патологический нарцисс, то у тебя проблема с самоценностью. Это такая болезнь современности. Важно отдавать себе отчет, что не надо равняться на нарциссов. Нарциссизм - это психологическое патологическое нарушение, которое не имело возможности выхода. А в соцсетях нарциссы повылазили, и видно человека, у которого патологический нарциссизм. И люди стали себя, свою здоровую психику так мерить и пытаться подстроиться под нарциссов. Есть экстраверты, которым про себя рассказывать – это здоровая часть, и человек таким образом реализуется нормально. И отлично. Если его не испортили в детстве, то он не стал нарциссом. И тогда его фокус в этом, такие люди становятся успешными и счастливыми блогерами. У нарциссов удовлетворение не происходит.
Но при этом думать, что твоя книга сама по себе напишется - неправильно. Энергия аналитического ума, энергия силы воли, энергия всех свойств фронтальной части головного мозга - это очень энергозатратные процессы. Написать книгу, создать что-то - это энергозатратный процесс. Заставить себя вести себя так, как тебе неорганично – это энергозатратный процесс. И извини, ты можешь только в какой-то один энергозатратный процесс вложить свой фокус. Если ты вкладываешь фокус в то, чтобы будучи интровертом, всем показать, какой ты крутой в Инстаграме, у тебя вряд ли останется энергия, чтобы написать книгу, даже если у тебя есть для этого и таланты, и компетенция.
Поэтому важно определять, что для тебя является паровозом. И двигатель этот ставить впереди в том плане, что приоритет фокуса отдавать ему. Если для тебя двигатель - это общение с людьми, общайся с людьми - это твой основной фокус, все остальное подтянется. Тогда для общения с людьми ты что-нибудь сделаешь, но фокус основной будет в общении. Если твой фокус в том, чтобы выражать себя через слова, книги, анализ и т.д. – то весь фокус туда. Не надо думать о том ценный ты или нет. Люди либо начнут покупать твою книгу, либо не начнут. И если они не начнут, то фокус в том, что ты еще можешь написать и как ты это можешь написать, чтобы людям захотелось это покупать. Потому что в этом твой личный двигатель. И едва ли это вопрос самоценности.

Анна: Кстати, про самоценность. Когда люди начинают заниматься творчеством, то первая мысль всегда это посмотреть, сколько это стоит на рынке, сравнить себя с этими ценами и выставить такую же. Это правильный путь?

Ольга: Я думаю, что для начала это единственный вариант. Если не озаряет каким-то другим вариантом, то это та ступенька, на которую изначально и надо наступить. Более того, если человек хочет реализовать себя в качестве дизайнера, есть смысл сначала реализовывать себя в найме. Чтобы создать максимально стабильные условия в начале самореализации. Наверное, такое вот универсальное правило. Я не буду говорить про найм, это сильно ограничивает и может сбить прицел. И это тоже перерастет, и человек начнет свои цены назначать, но только тогда, когда он по этим ступенькам пройдет.
Я - «текстовый» человек, я лингвист. У меня это реализовывалось через переводческую деятельность. Но вместе с тем я не пускалась в то, чтобы быть копирайтером, и думать, сколько мне за это поставить плату, а потом еще думать, как жить при этом, если я не буду достаточно зарабатывать. И уж тем более книгу писать бросаться. Я развивала этот навык в максимально стабильных условиях, в которых у меня была зарплата, статус, понимание, что делать. В этих условиях развивается естественный навык и талант. В какой-то момент эти условия перестают быть нужными, потому что навык и талант вырастает из этого. И тогда происходит естественный переход. Человек переходит, например, на «свободные хлеба». Но тогда это уже не новый талант, который он пытается продать, который еще даже не созрел и пытается цену ему назначить. Это уже созревший талант. Он пережил условия найма, он готов к тому, чтобы самому о себе позаботиться.

Анна: Иногда кажется, что я назначу какую-то цену, а это не будут покупать. Как быть в этом случае?

Ольга: Скажем так, всегда можно назначить цену, посмотреть на то, что люди не покупают по этой цене, и задать себе ряд вопросов, какие факторы влияют на это. Во-первых, откуда пришла эта цена. В коучинге, например, существует стандартная завышенная цена. Когда я начинала, нам говорили о минимуме в 550$ в месяц, то есть за 4 сессии. Объяснить себе или тем более клиенту, за что такие деньги платятся, было очень сложно. Но при этом цена устанавливается, мы так делаем и все. Когда я говорю «понимать индустрию» очень важно отличать пузырь, в котором взаимодействуют коучи с коучами и во что дружно верят. Мы считаем, что достойны получать вот столько. И это очень легко перепутать с индустрией, особенно когда начинаются ассоциации, аккредитации. Коучинг – явный пример такой косящей под индустрию теплицы. Индустрия включает в себя как услугодателя, так и потребителя. В коучинге же не включается потребитель. Мы считаем, что мы достойны 500$ в месяц. А вы у потребителя спросили? А потребитель эти деньги вообще платит? А у него достаточная ли платежеспособность и мотивация, чтобы эти ресурсы давать? А что он от вас получает? А то, что вы считаете ценным – он ценным считает? Возможно, нет, так очень часто бывает. Поэтому очень важно не путать индустрию с теплицей.
Вопрос цены – это вопрос к потребителю. Вы назначили цену, у вас за эту цену не покупают. Значит возможно, не доносите то, что вы на самом деле предлагаете, до того, кому это надо. Это уже вопрос продвижения. Либо нет ценности в том, что вы предлагаете, для тех, кому вы это предлагаете. Либо ценность есть, но нет платежеспособности. И вот между этим надо балансировать. Мне могут предложить картину за 500000$, и я даже могу сказать: «Да, она того стоит!». Но у меня нет этих денег, чтобы заплатить за нее. Отсюда начинается: меня никто не любит, мне нужно 100 тысяч подписчиков, мне нужно быть как тот нарцисс из инстаграмма - вот эти истории происходят из-за этого. Они никакого отношения не имеют к происходящему. Это вопрос ценности для людей, их платежеспособности и вашей способности донести до нужных людей эту ценность. Все.

Анна: Часто у творческих людей такое бывает, что какой-то проект не успешен, и сразу кажется, что все. Я больше не могут заниматься творчеством, все плохо, я бездарь. Как с этим жить?

Ольга: Во-первых, очень важна ясность мышления, способность видеть свои истории, видеть свои эмоции. Это же эмоциональная реакция по сути на отторжение.
Когда такие истории возникают, у меня для этого есть инструмент – медитация, которой я учу. Это очистит эмоциональный план. Поможет не избавиться от эмоции, не подавить эмоцию, ни в коем случае ее не игнорировать, а с ней корректно поработать. Не надо на фоне эмоций принимать решения. «Меня отторгают, я никому не интересен» - отлично, это эмоция, я с ней работаю. «Я бросаю это дело и ищу работу» - это решение, которое принимается на основе эмоций. Не надо этого делать. Ваш эмоциональный план – это то, что создано эволюцией, это ваша физиология. Ваше решение о том, где работать – это социальная игра. Ваша физиология вообще не знает про вашу социальную игру. Это разные плоскости. Но очень часто попадая под эту физиологию эмоций, мы пытаемся на их основании сделать какие-то решения в социально-экономической игре.
И уже когда эмоциональный план прочищен, человек ясно видит то, что есть на самом деле, вне своих эмоций, не подавив их, не игнорируя их, а корректно их проработав. Вот тогда человек может уже принимать решения.

Анна: Как вы считаете, влияют ли подсознательные установки про деньги на оценку себя, своего творчества?

Ольга: Конечно влияют. Как правило, это комбинация и того, и другого. С одной стороны человек осознает, что его продукт еще не готов или что у него нет достаточной компетенции, с другой - у него есть финансовые убеждения про деньги. И они вместе создают определенное поведение. Убеждения про деньги лучше проработать. Опять же не подавить и не игнорировать, потому что все эти убеждения – это эмоции. Это то, что тело запомнило как необходимое по выживанию когда-то и продолжает поддерживать на физиологическом уровне, это выходит уже в плане убеждений.
Мое убеждение про деньги было «богатых убивают». Потому что когда я росла в 80-90-х гг, был рэкет. Я часто слышала о том, что очередной богатый человек убит или его семья. Это были реалии того времени, это убеждение осталось, и у меня был этот страх этого, когда я переехала в Америку. У меня был страх быть в доме, а не в квартире. Хотя в Америке это норма, мне было страшно в дом въезжать. Это просто тело запомнило, как выживать в своей интерпретации, которая мало что имеет с социальной реальностью. Наше тело не умеет считывать социальную реальность. Оно умеет считывать только биологическую реальность. Опять же это психотерапия, в какой бы форме это ни было.
А страх, который компенсируется какими-то другими историями, как правило, эти истории жертвенные: меня не принимают. Страх сказать себе, что я не выкладываюсь достаточно, чтобы людям дать ценное. Это признать страшно. И это глупо. Потому что не принимают потому, что вы не додаете ценности. А ценности вы не додаете, потому что вы себе не можете в этом признаться. Совершенно нормально не иметь достаточной компетенции. У всех в какой-то момент компетенции недостаточно. Это нормально. Компенсировать это завышенными обещаниями уже нет.

Анна: У нас есть комментарий-вопрос. Если у человека есть генетическая склонность к творчеству, но нет склонности к маркетингу, как тогда изучать условия индустрии? Если заниматься маркетингом, получается то же самое, что себя заставлять. А это получается неэффективно и не работает. Как тогда выходить на клиентов и зарабатывать?

Ольга: Все зависит от того, что вы называете «заниматься маркетингом». Потому что как я говорила, фронтальная часть головного мозга, которая отвечает за аналитическое мышление, это то, насколько одни зоны подавляют другие, и человек способен фокусироваться на одном, а не на другом, это вопрос когнитивных особенностей. Фронтальная часть головного мозга не очень гибка. А вопрос в том, что нам мешает эту информацию воспринять. Если я - художник, я изучаю маркетинг, если изучаю индустрию. Какие условия вообще игры на этом рынке? Какие здесь выставки? Сколько стоит выставку организовать? Как работают агенты и т.д. Если это просто информация. Если эта информация перерабатывается с какой-то эмоцией, то мы не просто читаем, сколько стоит картина на рынке, а начинаем на себя накладывать: смогу ли я это продать? А достоин ли я? А смогу ли я иметь агента и т.д. Тогда мы эту информацию воспринимать не можем. И тогда возникает проблема с изучение рынка. Но проблема не с изучением рынка, проблема с тем, что накладывается эмоция. Выход тот же самый: обратить внимание на то, какая эмоция здесь накладывается, очиститься от нее или хотя бы даже то, что вы просто проанализировали, признали: «я сейчас проецирую на себя информацию, которую читаю и сравниваю. Если я читаю про художника, который зарабатывает 2000$, а я и 200 не сделал, значит я не достойный». Это создает эмоциональный план. И воспринимать информацию тогда становится сложно. А когда вы рисуете, у вас возможно этого нет. Эти эмоциональные истории не включаются. И поэтому этот процесс у вас идет, а изучение маркетинга не идет.
Здесь два варианта: если вы решили в индустрию эту войти и зарабатывать своим искусством, то проработать то, что эмоционально мешает воспринять необходимую информацию, и изучить правила игры. Либо оставить на уровне хобби. И не надеяться на то, что здесь будет заработок. Если что-то приносит заработок, то вы автоматически становитесь игроком на рынке. А чтобы быть игроком на рынке, нужно изучать правила этой игры. Если вы не хотите изучать правила игры, не делаете из этого заработок, значит вы не становитесь игроком на рынке, вы просто рисуете. И при этом фокус внимания уходит в эмоционирование относительно того, чтобы выводить себя на рынок. И на это внимание растрачивается. Фокус внимания все равно в искусство. Основное это писать картины, но для того, чтобы их выводить на рынок, нужно изучить еще вот это. И все равно ваше это искусство этот вагончик за собой тянет. Потому что основное для вас – это ваши картины.
Человеку, погруженному в свое творчество и мощно реализующему через свое творчество, для жизни материальной надо немного. У нас целый рок-клуб – это символ того, как люди отринули рынок социальной игры и весь фокус увели в творчество, и у нас есть Гребенщиковы, у нас был Цой. Если людям были неприемлемы те условия игры, противоречили их реализации, они сделали свой выбор. Но для этого нужны определенные слабоумие и отвага. Я столько получаю за счет того, что я таксую каждый вечер, живу в своей каморке, но вся моя жизнь в моих картинах. Мне классно. И жизнь наполнена. И поверьте, эта жизнь может быть намного счастливее жизни какого-нибудь бизнесмена, который все убил на то, чтобы держать свою корпорацию и человеком себя уже давно не чувствует. Зато красиво одевается. Главное, чтобы этот выбор был осознанным.

Анна: Спасибо, Ольга. Я напоминаю, что мы сегодня говорили про заработок в творчестве, самореализацию и деньги.

Напоминаем, что наш проект - про деньги в творческих профессиях. В следующий раз нашим гостем будет владелица собственного бренда одежды Александра Топчий. И мы поговорим о том, как добиваться поставленных целей в творчестве и самореализации.
Made on
Tilda